Бабушкины «сливочки» от Ивана Куприна

(Мирослава Демьянчук, СНТ «Надежда», платформа Колягино Емельяновского района)

15.09.2023
497
В июле «сливочки» начинают спеть первыми

О том, что где-то чуть ли на краю света – в Сибири, есть Минусинская котловина, в которой томаты крупнее и слаще, чем на юге России или Украины, я, в начале восьмидесятых начинающий украинский журналист, услышала в передаче «Сельский час», которую тогда вёл блестящий публицист, большой знаток деревенской жизни Юрий Черниченко. Под впечатлением его передач я тоже стала сельским журналистом. Но речь пойдёт не о великом журналисте Черниченко, а о минусинских помидорах, о которых так красочно и смачно поведал он тогда всему Советскому Союзу.

…За десятилетия своей дачной жизни я испробовала много сортов томатов – от низкорослых до способных легко вымахать вверх больше двух метров. Если бы не короткое сибирское лето, то это не предел их роста. Раньше предпочитала гибриды: болезнеустойчивые, урожайные, правда, вкус так себе, но в сравнении с магазинными помидорами всё же вкуснее.

Лет двенадцать тому назад красноярский агроном Иван Александрович Куприн сказал мне:

– Мирослава, я родом из Минусинска. Перепробовал много местных сортов, остановился на одном, мы их называем сливочками. Правда, по размеру они намного больше слив. Попробуй вырастить у себя – не пожалеешь: ранние, вкусные. Эти семена мне достались от бабушки.

Сам факт, что человек сохраняет сорт, который достался ещё от бабушки, заслуживал большого внимания. Тем более что я знала: Куприн не просто агроном, а агроном-новатор, который привнёс в земледелие Красноярского края много передового ещё во времена, когда руководил краевым предприятием «Коркиноагропромхимия».

Так у меня с лёгкой руки Куприна в томатной теплице появились «сливочки». Сеяла их, как и наказал он, между 15 и 20 марта, следила за развитием корневой системы – его строжайшее «предписание», а всё остальное потом прилагалось: и «баскетбольный» рост, и сложная кисть, на которой даже при неполной завязываемости цветков из-за жары в поликарбонатной теплице получалось от пяти до десяти плодов. Ради интереса взвешивала «сливочки» – от 150 до 527 граммов каждая.

Вот такой разбег получался. Неплохой, прямо скажем. За это время так и не поняла, почему одни кисти у этого сорта простые, свисающие невероятно длинными серёжками, а другие сложные. Никак вредничают или всё зависит от веса плодов? Думается, последнее более правильное. Давно известно: природа умнее нас.

Что касается болезнеустойчивости, могу теперь смело сказать: иммунитет этого сорта ко всяким «бякам» довольно высокий. За все годы не припомню случая, чтобы «Иван» (так я по-своему назвала Ивановы «сливочки») чем-то заболел. Надо учитывать, что в одну лунку я сажаю по два корня, разводя их в стороны – так меньше растения ругаются за место под солнцем, а один корень потом веду в два ствола. Итого в одном гнезде получается четыре полноценных ствола. Подвязываю их верёвками, которые закручиваю вокруг стволов по ходу часовой стрелки: видела – так делают в промышленных теплицах, что избавляет меня искать длинные колья. Кисти «Ивана» приходится подвязывать. Это их единственный недостаток, если подобное можно назвать недостатком, что, кажется, и ежу понятно.

С учётом того, что каждый корень даёт не менее восьми кистей, легко можно посчитать, что урожайностью сорт вовсе не обижен. Скорее наоборот, самоотверженно борется за звание рекордсмена. Что касается лёжкости плодов, то до Нового года точно сохранить их не удастся. Если сорвать томаты бурыми, держать в прохладе, то без проблем они спокойно могут дождаться своей «едовой» очереди в течение месяца, а то и дольше. Это мои предположения, потому что «Иван» моими родными и друзьями с их вкусовыми предпочтениями съедается первым.

Одно напутствие Куприна я упорно не выполняю. Он учил меня: чтобы сохранить чистоту сорта, надо не допускать переопыления цветков пыльцой томатов других сортов. Вариантов, как мне видится, два: выращивать в теплице исключительно один сорт или самой опылять цветки будущего семенника и закрывать его от всякого «постороннего влияния». Нормальный совет Иван Александрович дал, профессиональный, но, прямо скажу, я не готова на подобный подвиг. Может, в этом ничего сложного нет с точки зрения агронома, но не журналиста.

Иван Александрович, помнится, при вручении семян заметил:

- Если переопылишь сорт, пеняй на себя.
Я не растерялась:
- Тогда приду к тебе с протянутой рукой: дай десяток семян томатов собственного имени. Откажешь?
- Нет, не откажу, но учись всё делать грамотно.

К сожалению, ученица из меня получилась так себе. Известие о том, что так называемый сливочки с моей щедрой руки разошлись по всему краю, как теперь модно говорить, под никнеймом «Иван», он воспринял нормально: как ни назови, главное, чтобы «бабушкины» помидоры минусинского происхождения получали постоянную прописку в огородах сибиряков. Кстати, каждый год сажаю я этот сорт и в открытом грунте. Большая часть плодов успевала созреть на корню, растения ростом под метр двадцать, ещё вкуснее тепличных собратьев.

Непраздный вопрос: подкормки томатов, в частности, и «Ивана». Ничего особенного: осенью в теплице посев сидератов – чаще это овёс, горчица, туда бросаю семена бархатцев, календулы, потому что томатная теплица у меня одна и севооборот невозможен. Следовательно, надо максимально увеличить иммунитет почвы, где на будущий год должны расти те же томаты – обязательно здоровые и урожайные. Иначе зачем горбатиться?

Весной перегноя даю чуть-чуть (много не дашь, когда покупаешь его недёшево в мешках), в лунку сыплю золу и чайную ложку сернокислого калия. Опять-таки, Иван Александрович как-то мне сказал, что в наших местах в грунте не хватает калия и серы. Просил запомнить. Запомнила.

Что Куприн не просил, но делаю каждую весну: сажаю в теплицу 5-6 кустов базилика. Это растения-компаньоны, от эфирных масел базилика, по мнению опытных томатоводов, улучшается вкус помидоров. Так это или нет, не скажу, но, в любой ситуации, базилик ощутимо добавляет вкус при заготовке томатов на зиму. Для меня это аксиома. Кроме того, заметила, что белокрылка не любит этот запах, а в последние годы мои знакомые жалуются на этого агрессора.

Из подкормок 2-3 раза за сезон делаю настой молодой хвои (не менее 7 дней на солнце), а потом поливаю из расчёта литр хвойного настоя на ведро воды. Это я года четыре тому назад вычитала у белорусского учёного-биолога Ивана Русских и всё это время получаю подтверждение верности его наблюдений: от таких подкормок растения только сильнее, следовательно, и плоды будут крепче и вкуснее, получив от хвои весь огромный спектр её полезных веществ и витаминов. Моя соседка по даче, известный врач-эндокринолог, а по совместительству знатный овощевод и цветовод М.И. Новых, услышав про хвойный настой, сказала: «Согласна, такой настой только укрепляет иммунитет». Так называемую бродиловку из одуванчиков, крапивы и других полезных трав тоже делаю.

Ещё уважаю хлореллу. Вода в поливных бочках у меня, начиная с конца мая, приятного изумрудного цвета. В магазинах по запредельным ценам хлореллу не покупаю. Осенью соскребаю в бумажный пакет с полиэтиленового бочкового вкладыша сухой зелёный налёт, а весной эту пыль «запускаю» в бочки с чистой водой, добавляя туда ложки две-три комплексного удобрения – чтобы сытая хлорелла с удовольствием размножалась. Что и происходит в течение недели-двух – в зависимости от погоды. Потом соседи приходят ко мне с пятилитровыми бутылками: берут хлореллу на развод.

Если кому мои наблюдения пригодятся, буду только рада.

Два года тому назад случилось непредвиденное: у меня появился ещё один томатный фаворит под названием «Минусинские шары», о чём я обязательно расскажу, как только появится свободное время.

Агроном И.А. Куприн на уборочном поле
Увесистые сложные кисти «сливочек»
Простые кисти как длинные серёжки – от верхушки до земли
Краевой союз садоводов